10 аниме-сериалов, вместо которых лучше прочитать мангу

Манга «Токийский гуль» приобрела огромную популярность по всему миру. История о гулях, существах, способных питаться исключительно человеческой плотью и пытающихся выжить в мире людей, запала в душу миллионам читателей. Пожалуй, местами даже чересчур сильно. C выходом 179 главы Tokyo Ghoul: re («Токийский гуль: Перерождение») семилетняя история конфликта людей и гулей подошла к концу, подробнее https://newsyou.info/manga-tri-samyx-interesnyx-fakta

Сюжет разворачивается вокруг парня Канэки Кэна, обманутого и почти съеденного девушкой-гулем Ризэ, с которой решился пойти на свидание. Но в результате несчастного случая оба оказываются завалены стальными балками, часть из которых пронзила их тела насквозь. Чтобы спасти Канэки, доктор Кано, который в будущем сыграет важную роль в сюжете, пересаживает ему часть органов Ризэ. В результате он получает часть особенностей гулей: повышенную регенерацию и физические способности, характерный черный глаз с красной радужкой и непереносимость человеческой еды.

Главным лейтмотивом произведения стала тема неравенства, подаваемая в противостоянии людей и гулей. Казалось бы, вот тебе показывают вызывающего лишь неприязнь следователя, а после его смерти оказывается, что он был любящим отцом, хорошим другом и мудрым наставником. А гули, которых и без того притесняют, находятся в постоянной вражде, и лишь некоторые хотят добиться мира, только их никто не слушает.

Это стильное, необычное произведение и сейчас, а когда в 2011 году манга только начала выходить, так вообще стала глотком свежего воздуха среди засилья сёнэнов и историй о бесконечных сражениях, в которых добро обязательно победит. «Токийский гуль» оказался умнее, ярче, более стильным и необычным, чем его прямые конкуренты. Потому закономерно, что читатели настолько тепло его приняли.

В 2014-м автор Исида Суи решил сделать «мягкий перезапуск» под названием Tokyo Ghoul: re, который на самом деле оказался сиквелом. События манги разворачиваются спустя три года после окончания первой части и фокусируются на персонаже Сасаки Хайсэ, следователе CCG (Управления по борьбе с гулями), добродушном и немного мягком для своей профессии человеке. Под его управлением находится отряд Quinx, следователей, которым вшили в тело куинке (оружие следователей, сделанное из части тела гуля), из-за чего они сами стали в чем-то похожи на своих противников. Между операциями и попытками наладить дружественную атмосферу в команде, к Хайсэ порой приходят видения странного беловолосого парня, призывающего принять свою истинную сущность.

Первые пару десятков глав «Перерождение» и правда выглядит если не перезапуском, то первоклассным спин-оффом. Еще в первой части нам старались раскрыть обе стороны конфликта, доказать, что свои герои, предатели и изгои есть везде.

Tokyo Ghoul: re продолжает и умножает эту тему, ведь теперь мы наблюдаем за бытом и внутренней кухней тех, кого недавно видели исключительно злодеями. Потому и мнение о некоторых персонажах может претерпеть значительные изменения, не всегда в лучшую сторону.

Даже стиль рисунка изменился, став еще сильнее напоминать размытую акварель во время мирных сцен. А когда приходит пора сражений, то автор совершенно не стесняется в выражениях. Он может запросто залить весь кадр черным с многочисленными пятнами, иногда ударяется в абстракции и визуальные метафоры, а порой и вовсе упрощает рисунок до уровня быстрого скетча. Потому толпы людей, посещающие выставки с его работами, стопроцентно заслужены.

В манге хватает своих интересных мыслей. К примеру, достаточное внимание уделяют вопросы гендерного самоопределения. Персонажи часто задаются вопросом касательно своей идентичности и пребывают в постоянном поиске истинного себя. Любопытно звучит и тезис о том, что правительству выгодно держать общество в состоянии вечной конфронтации, чтобы им было легче манипулировать. И если вы хотите чего-то необычного, как с точки зрения рисунка, так и сюжета, то мрачная вселенная «Токийского гуля» с радостью примет всех вас.

Почему манга лучше: уникальный стиль рисунка Исиды Суи практически невозможно воплотить в формате аниме. В своих лучших разворотах он поднимается до уровня живописцев-экспрессионистов мирового уровня, анимационная адаптация в этом плане проигрывает по всем фронтам. А попытки увести сюжет в иное русло лишь сильнее навредили цельности повествования.

Основная сюжетная линия «Бакумана» — невероятная пошлость даже по меркам романтической манги для мальчиков-подростков 12-18 лет, в журнале для которых (Weekly Shonen Jump) она и публиковалась. Идеальный японский мальчик Сайко тайно влюблен в идеальную японскую девочку-одноклассницу Михо, но не решается ничего по этому поводу предпринять. Случайно узнав, что Михо мечтает стать актрисой озвучания аниме, он обещает написать (или, во всяком случае, нарисовать) лучшую в мире мангу, по которой обязательно снимут аниме, куда на главную роль позовут Михо (к тому времени ставшую известной актрисой). А после этого они поженятся.

Девочка соглашается ждать и работать над собой. Мальчик рисует мангу. По манге, после преодоления множества производственных трудностей, снимают аниме. Девочка, после решения ряда трудных профессиональных вопросов со своей стороны, попадает туда на главную роль. После этого (скажу прямо здесь, чтобы вас не стошнило в финале манги) герои женятся и живут долго и счастливо — ведь, несмотря на различные комические недоразумения, возникавшие на протяжении манги между практически не общавшимися друг с другом героями, девочка терпеливо ждала, пока мальчик не менее терпеливо рисовал…

Из-за этой идеализированной сказочки читать «Бакумана» точно не нужно — лучше посмотреть великолепный одноименный фильм Хитоси Онэ, снятый по мотивам манги, но предложивший куда более реалистичную трактовку подобных отношений.

Одной из лучших манг — и одним из лучших комиксов мира, — Bakuman делает все, что окружает это основную любовную линию, преломляя ее так, что сама формальность отношений Сайко и Михо становится комментарием о принципах построения японских комиксов… да и произведений искусства вообще. Все дело в тех мангах, которые рисует Сайко и пишет его лучший друг, Акито Такаги, в буднях издательства Weekly Shonen Jump, в которое они эту мангу приносят, и где она еженедельно участвует в жестоких гладиаторских боях за рейтинг популярности у читателей, составляемый на основе отправляемых в редакцию опросников.

Это реальная картина кузницы японской (да теперь уже и мировой) культуры, написанная и нарисованная людьми, насквозь знающими кухню индустрии, — Цугуми Обой и Такэси Обатой, ранее выступавшими в Jump с Death Note и на самом деле прошедшие через все то, через что проходят герои комикса. Такаги — очень расчетливый, холодный, интеллектуальный автор (в духе Обы), пишущий неформатные для «Джампа» триллеры с социопатичными протагонистами. Они становятся культовыми хитами у определенной (самой взрослой) части аудитории, но очень плохо «тащат» в рейтингах против вполне реальных «Наруто» и One Piece (а также ряда вымышленных комиксов), за которые постоянно голосует большая часть читателей-школьников. Каким бы качественным ни был сам комикс Сайко и Такаги, для его отмены достаточно, чтобы в опросниках он переместился с 3 на 4 позицию.

Компромисс между полетом вдохновения и требованиями рынка, поиск себя в заведомо несвоих жанрах и, наконец, мастерское и провокационное навязывание СВОЕГО жанра редакторам и читателям — вот настоящие темы «Бакумана», раскрытые так глубоко, как их не раскрывали ни в одном специализированном эссе или трактате «В помощь молодым авторам».

Оба вдоволь зубоскалит на тему Jump и рисует карикатуры на популярных авторов — скажем, гениальный Эйдзи Нидзума, который, совершенно не думая, потрясающе рисует свой тупейший батальный сенэн Crow, явно срисован с Тайто Кубо, автора Bleach.

Но в Bakuman поднимаются и болезненные, нелестные для Jump и неприятные для японской манги вопросы — там показывается безжалостный конвейер, принимающий молодых мангак, выжимающий из них один-два-три средних комикса без особых гонораров или авторских отчислений и отправляющий обратно в небытие. И это еще не самый худший вариант: один из выпусков посвящен проблеме возрастных профессионалов, пишущих отличную мангу… которую не ставят в номер только из-за того, что человек в этом возрасте чисто физически не способен раз в неделю писать, рисовать и сдавать в номер требуемое количество страниц.

Манга берет от главных героев все, что они способны дать, убивая и их здоровье, и психику. Нарочито наивная линия отношений главного героя с его верной, но недоступной девушкой (которая с таким же успехом могла быть воображаемой) становится тем единственным лучом света, по которому карабкаются и читатели, и герои из тьмы депрессии после очередного завернутого руководством Jump «пилота» или отмененной серии. Такое соседство ужаса реальной жизни и герметичной утопии манги для подростков — фирменная черта творчества Обы, которой повеяло еще в первом выпуске Death Note. В Bakuman она потрясает не меньше.

А Обата воплощает происходящее в жизнь с тем же реализмом и той же детальностью, что и в «Тетради смерти», каким-то образом делая безумно красивых, идеализированых героев и героинь реальными, полнокровными, живыми людьми — через их одежду, мимику, жесты, занятия, увлечения. В одном из выпусков авторы даже устраивают милую «распальцовку» — Сайко и Такаги обсуждают, как надо правильно делать мангу, причем первый во время всего диалога убирается в комнате, а второй неподвижно лежит на диване.

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.